fbpx

Активисты со всей Польши едут блокировать Варшаву

“Приглашаем на акцию массового гражданского неповиновения. Блокируем столицу!” – говорят организаторы. В выходные блокируют легально, а в понедельник нет. Пробки гарантированы.

Общаются участники через Телеграм. С журналистами разговаривают через зашифрованные приложения. У них нет лидеров, структура организации – горизонтальная, что означает, что решения они принимают все вместе. И их становится больше.

Extinction Rebellion Polska

Extinction Rebellion это международное социально-политическое движение. Оно появилось в мае 2018 года, и уже через несколько месяцев парализовало Лондон, заблокировав пять главных мостов. Подобные акции стали повторяться.

В качестве логотипа они используют песочные часы, как символ вымирания. Вымирания человечества как вида. Они в ярости, от того что политики ничего не делают чтобы остановить изменение климата. Они называют себя мятежниками и мятежницами, а наступающие выходные зовут “Rebelia 2020”: “Когда власти перестают защищать население, а особенно, когда намеренно допускают различные упущения, угрожающие нашей безопасности, у граждан есть право поиска решений, которые приведут к возвращению демократии в её первоначальную форму и защите населения от катастрофических последствий этих упущений”. Они верят, что для того чтобы изменения начали происходить, нужно убедить 3,5% населения. Этого достаточно чтобы запустить лавину.

В Варшаве это движение дало о себе знать год назад. Они внезапно заблокировали Rondo de Gaulle’a. В центре они поставили круглую палатку в виде планеты земля, встали вокруг нее в цепь и стали петь про то, что земля, это наш единственный дом.

Полиция не могла с ними справиться в течение нескольких часов. Участники движения эффективно заблокировали Средместье. Застрявшие водители ругались, но были вынуждены читать надписи на транспарантах. “Мы делаем это для ваших детей”, – кричали им активисты. Демонстрация получилась мирной, однако твёрдой, решительной и хорошо организованной.

Марш Extinction Rebellion

Год назад польский сектор Extinction Rebellion только начинал свою деятельность. А теперь на запланированную акцию в Варшаве на этих выходных уже собрались группы со всей Польши: Щецин, Слупск, Торунь, Вроцлав, Люблин. Также они разделились по ролям. Выделили людей для общения с прессой (белые жилеты), поддержки демонстрантов (зелёные), переговорщиков с полицией (синие), а также анти-репрессивная группа, которая будет помогать задержанным в участках (розовые жилеты).

Но это всё касается понедельника.

Начнётся всё в субботу, с легального Марша Красок. Это легальное шествие, которое стартует из четырёх локаций:

  • Волна Любви в 13.30 с перекрёстка Jasna/Świętokrzyska,
  • Волна Печали в 13.35 с кольца Waszyngtona,
  • Волна Бунта в 13.35 от Ministerstwa Środowiska на Wawelskiej,
  • Волна Надежды в 13.40 с Ogrodu Saskiego.

Все волны встретятся на Osiedlu Jazdów, где уже с четверга стоит Климатический Городок.

Rebelia 2020. После выходных начнётся нелегальный протест

Открытие марша запланировано на 12:00 в субботу. Будут концерты и лекции. Уже не только от анонимных активистов, но и от публичных личностей. Филипп Спрингер расскажет как говорить и писать о климатической катастрофе. Мартин Попкевич, научный журналист и климатолог, расскажет о энергетической трансформации. Профессор Шимон Малиновский из Варшавского Университета расскажет скептикам и диссидентам изменения климата, что в действительности думают ученые и было ли в средневековье теплее чем сегодня. А профессор Моника Платек расскажет о значении гражданского неповиновения.

Помимо теории будет и практика. В Городке будут проходить мастер-классы, на которых желающие “научатся всем необходимым навыкам, чтобы принять участие в Акции Гражданского Неповиновения”.

От слов к делу перейдут в понедельник. Планируют нелегальный протест. По данным, которые смогла достать Wyborcza.pl, будут перекрывать улицы. Однако не вечером, как в прошлом году, а в понедельник в утренний час-пик с 7 до 12 часов. На вопрос газеты о том, где будут блокировать, активист, с которым велась беседа, сказал, что ещё никто не знает. “Все решения принимаем вместе, в последний момент”.